пʼятниця, 26 квітня 2013 р.

Про "єдінство" Русі. Чи вважали у Російській Імперії українців окремим народом?


Прийнято вважати, що у Російській імперії ніяких українців (і білорусів) не було, а був єдиний русскій народ, який пізніше розкололи більшовики під час "насильницької українізації".
А усе інше- від лукавого. Сподіваюсь Столипіну ісконніки довіряють. Ось що він писав у 1910 році (за 13 років до початку українізації):

вівторок, 23 квітня 2013 р.

Невеличкий Лікбез.Слово Геноцид і на скільки велике значення це слово має для українців

Що таке геноцид і з чим його їдять, що вважати геноцидом, а що ні. Я думаю ми прості громадяни мало чого можемо в цьому питанні вирішувати, адже історія, як відомо пишеться переможцями, та керівниками урядів, незавжди істориками- так, як інколи вигідно. Що більше вивчаєш історію-тим більше розумієш, яке велике значення має одне слово для цілого народу. Слово - зброя, переконуюся вкотре, більша за всі ядерні запаси.
Слово недописане і все - держави немає, слово забуте, викреслене і злочин.
Але у вирі політичної писанини наскрізь пропахлої домовленостями, толерантностями та міждержавними конфліктами, або навпаки дружбою зникає головне - людська сутність, переживання народу, біль вчинений людьми, а й інколи однією лишень людиною цілому поколінню.
Народ не питають, а коли питають-то найчастіше не народ відповідає, а той хто несе цю велику місію говорити за народ, а коли народ не має права на слово то про ніяку правду йтися не може.
Отже перейдемо до термінів:

пʼятниця, 19 квітня 2013 р.

Українці на картинах видатного російського портретиста

Оскільки доволі наївне, але від цього не менш шкідливе уявлення про те, що українців вигадали поляки "в пику России" після поразки повстання 1863 року, а то і ледь не вчора- під час українізації більшовики, вперто поширюється українофобами, ми продовжуємо знайомити вас з доказами протилежного.

Цього разу знайомитися будемо з творчістю видатного російського художника- портретиста
Тропинина Василия Андреевича

Василь Андрійович Тропінін
(1776 - 1857 р.)
Видатний російський художник золотого століття, майстер портретного живопису. Академік живопису.
Василь Андрійович народився 19 березня в селі Карпівка Новгородської губернії. Його батько кріпак графа А. С. Мініха за чесну службу отримав особисту вільну. Завдяки турботам батька хлопчик чотири роки навчався в початкових класах Новгородської народної школи, де і захопився малюванням.
Незабаром майбутній художник в числі приданого дочки Мініха став кріпаком графа Моркова І. І.. Новий господар направив Василя під нагляд двоюрідного брата А. І. Моркова до Петербурга навчатися кондитерському ремеслу.
Олексій Іванович Морков відіграв у долі молодої людини значну роль. Побачивши картини Тропініна, він зумів переконати кузена відправити початківця- кондитера вчитися в Академію мистецтв. Тут Василь Андрійович провів шість років (1798-1804), однак навчання Тропінін не закінчив. Господар відкликав його у свій новий маєток в Україну.
Наступний період аж до 1823 Тропінін жив поперемінно в українському маєтку і графському будинку Моркова в Москві. Він виконував обов'язки кріпосного живописця і одночасно дворової людини. Картини Тропініна цього періоду несуть відбиток сентименталізму, обумовлений впливом В. Л. Боровиковського і Ж. Б. Греза. Тематичний діапазон творчості досить широкий: численні портрети, ікони для помісної церкви, жанрові сцени, які представляли побут українських селян.
У 1823 році граф Морков, поступившись тиску передової частини суспільства, надав Тропініну вільну. Звільнившись від кріпосної залежності, Василь Андрійович вирішив отримати статус професійного живописця. Тропінін представив на суд Ради Академії мистецтв свої найкращі картини (Жебрак старий, Портрет гравера Є. О. Скотникова, Мереживниця), і отримав звання "призначеного в академіки". У 1824 році за чоловічий портрет К. А. Леберехта йому було пожалуване звання академіка портретного живопису.
Потім художник оселився в Москві. Після академічної виставки він придбав популярність, коло його клієнтів розширився. Тропінін писав портрети московських дворян, купців, діячів культури, представників простолюду. Незабаром Тропінін придбав славу кращого портретиста Москви.
Тропінін Василь Андрійович своєю творчістю зробив величезний вплив на формування московської школи живопису, сприяв розвитку реалістичних тенденцій в російській художньому мистецтві.
Помер Тропінін 3 травня 1857. Похований художник на Ваганьковському кладовищі в Москві.

Декілька картин художника:


Украинец с палкой. 1820

четвер, 18 квітня 2013 р.

Велесова книга - велика пам'ятка і великий міф

Одним з міфів, довкола української історії, є визнання автентичності так званої "В(е)лесової книги", яку дехто вважає давньоукраїнською писемною пам’яткою V – ІХ ст. н.е., що виконана на дерев’яних (дубових) дощечках, з яких до сьогодні не збереглося жодної. Існує лише російськомовний "переклад" книги й одна фотокопія дощечки з десятьма рядками тексту, на базі чого в Україні була видана ціла груба книга: «Велесова книга: Легенди. Міти. Думи. Скрижалі буття українського народу. І тис. до нової доби – І тис. нової доби». (К., 7502 (1994). – 316 с.). Але розглянемо питання по порядку.
Чи існують реальні підстави припускати, що протоукраїнці V-ІХ ст. мали свою писемність і створили нею власні книги, однією з яких могла бути "В(е)лесова книга"?


вівторок, 16 квітня 2013 р.

Як українці українізації "опиралися"

У період з 17 по 25 серпня 1920 року у тогочасній столиці радянської України місті Харкові пройшло Второе Всеукраинское совещание по просвещению у матеріалах якого було зафіксовано: 918 "Просвіт" створених самим населенням. 
Нагадаю: це за ТРИ роки ДО початку політики українізації (курс на коренізацію було узято на квітневому 12 з'їзді РКП(б) у 1923 році. У тому ж році КП(б)У узяла курс на українізацію)





                                 "...украинская стихия снесла или сносит безоговорочно всякие препятствия на свем пути..."

неділя, 14 квітня 2013 р.

Ось що самі кубанці пишуть про Кубань


Цікава стаття з російського сайту, яка руйнує одночасно два неправильних уявлення: про те, що українізація мала насильницький характер і про те, що Кубань, як і Україну населяють "насильно українізовані росіяни"

декілька цитат, щоб привернути вашу увагу:

- И вот в ноябре 1927 года в Ростове созвали краевую конференцию с участием представителей Наркомата образования Украины. В оборону «кубанского» языка выступил доцент Краснодарского пединститута Ф. Чистяков, но поддержки не получил. Проф. Миртов и доц. Шаля с блеском доказали, что язык кубанского населения чисто украинский, даже меньше засоренный чужими словами, чем язык населения Черниговской, Харьковской и Катеринославской губерний, выходцами которых являются кубанцы. Спасая ситуацию, Емельянов предложил поставить на плебисцит вопросы: - Cледует или нет проводить украинизацию?


-  И с августа 1925 года «Советский станичник» начал постепенно украинизироваться. Но этому процессу препятствовали не кто иной, как русифицированные интеллигенты из числа украинцев. Они заявили, что нельзя «хахляцькою мовою портить газету». Более того, слышались голоса и такого направления, как «Долой хахлацьку газету, потому что у нас украинцев нету». Но тогда отозвались настоящие кубанские земледельцы, которые сразу же написали в газету, откровенно заявив: «Що ми - росiяни, це ви, iнтелiгенти, брешете, бо ми – українцi й українська газета не тiльки по мовi, а й по духу зрозумiла нам. Нам краще вивчати сотню-двi незрозумiлих нових українських слiв, нiж вивчати всю росiйську мову”. («Что мы — русские, это вы, интеллигенты, врете, так как мы — украинцы и украинская газета не только по языку, а и по духу понятна нам. Нам лучше изучать сотню-другую непонятных новых украинских слов, чем изучать весь русский язык»)

зацікавило?
якщо так, то пропонуємо вам ознайомитися з самою статтею:





        Приложения к истории Протички
            Украинский язык и укранизация на Кубани 1920-30 годы

Николай Михновский, которого с начала XX ст. называли отцом украинского национализма, учительствуя до 1924 года в станице Полтавской, «чутким и одновременно твердым, убедительным и одновременно приказывающим голосом призывал... студентов отдать все силы идее национального возрождения... Затаив дыхание, с напряженным вниманием слушали студенты эти вещие слова, которые падали, словно животворящая влага, на засохшую плодородную почву». И благодаря именно таким подвижникам уже с начала 20-х годов, когда на Доне и Кубани после разрушительной войны и голода начала восстанавливаться мирная жизнь, местная украиноязычная общественность начала активно искать пути возрождения родной культуры, возможности обращаться к землякам своим словом. Именно родной язык, как утверждает О. Терещенко, был главной заботой подвижников украинства, прежде всего на Кубани. 

В октябре 1921 года в станице Старокорсунской Кубанского округа группа молодежи начала издавать украиноязычный журнал «Зоря», напечатанный на машинке. В процесс возрождения включилось новое поколение литературоведов, поэтов и прозаиков-новичков: Ю. Литовченко и М. Щербина со Старокорсунской, О.Кирий, В.Чередниченко из Краснодара, К.Кравченко со станицы Старомарьевской и другие. Понятно, что не все написанное энтузиастами кубанской украинской литературы воспринималось штатными идеологами, их произведения часто сурово подвергали критике на страницах партийной печати. Именно такие оценки получили стихи М. Щербины из сборника «Утро», который вышел в свет в 1929 году. Тогда же в рецензии журнала «Новим шляхом» под многозначительным заголовком «Гнилi акорди» рецензент поучал: «При строительном подъеме стихи, которые не призывают двигаться вперед, тянут назад. Их надо отвергнуть, как и другие препятствия. Одним из таких идеологических тормозов и есть сборник поэзии М. Щербины «Утро». «Сборник поэзии» Алексея Кирия, который был напечатан в начале украинизации, в 1926 году, также был поддан резкой критике, а самому автору предъявили обвинение в том, что он якобы пропагандирует народничество и религиозно-националистические взгляды. 

Большой общественный резонанс получила деятельность в 1923—25 годах литературной группы молодых кубанских писателей-украинцев в станице Полтавской Славянского района. Именно здесь в начале 20-х годов был открыт Кубанский педагогический украинский техникум, который стал ячейкой украинской культуры на Кубани. Организация и деятельность группы молодых литературоведов была продолжением украинской кубанской периферийной интеллигенции, которая стремилась сохранить отечественную культуру и в первую очередь родной язык. В 1923 году в станице возникла первая на Северном Кавказе организация украинских кубанских писателей «Гарт» (Кубфiльгарт). Инициатором создания этой организации был молодой поэт Иван Дорожный. Ее членами большей частью были студенты Кубанского украинского педтехникума, которые делали первые шаги на литературной ниве, связывая их с возрождением интереса к родному языку и истории украинского народа. Наиболее известные участники «Гарту» — Иван Дорожный, Кирилл Тихий, Маруся Гринько, Филипп Прирва, Николай Проминь. «Гарт» проводил массовую разъяснительную работу среди населения, популяризируя родной украинский язык.

Возрождение интереса к родному языку, истории Кубани было заметно и в других больших станицах Кубанского округа, где были наиболее многочисленные массивы украиноязычного населения. Среди них можно выделить также станицу Уманскую — центр Ейского отдела Кубанской области до революции. Она при переписи населения 1897 года была включена в списки городов России. Здесь на базе местной гимназии и воинских кубанских учреждений был организован литературно-исторический украинский кружок, который активно действовал среди населения. 

В сентябре 1924 года в Москве был организован «Союз украинских пролетарских и сельских писателей Российской Федерации» (СІМ) — «Село i Мiсто». К этой организации на уровне филиалов вошли литературные группы кубанских украинских писателей в Краснодаре и в станице Полтавской. В частности, в Краснодарский филиал входили Иван Луценко, Яков Проминь, Тимофей Иващенко, Александр Лисогор и прочие. «Сiмiвцi» проводили литературные вечера на украинском языке в Краснодаре и в станицах Кубанского округа, выставки книг в избах-читальнях и других учреждениях культуры. Однако энтузиазм украиноязычных писателей Северного Кавказа, несмотря на решение XII съезда РКП(б), встретил бесшабашное сопротивление местных властей. Как результат — до 1926 года на Кубани, например, осталось только 150 украинских начальных школ, 8 — неполных средних, 1 педтехникум и украинский отдел в Краснодарском пединституте, в то время, когда в 1919 в этом регионе было 1391 начальных, 180 — неполных средних, 151 — среднюю школу, 2 украинские семинарии, 124 инженерно-профессиональные школы, пединститут и политехник. Но, поняв, что украинизация приобретает все более стихийное развитие большевики решили взять этот процесс в свои руки, только бы совсем не утратить контроль над ним. 

Весной 1925 года в Краснодаре состоялось первое краевое украиноязычное партийное совещание, которое, по сути, положило начало организованной работы среди украиноязычного населения Северного Кавказа, прежде всего на Кубани. Тогда же был поднят вопрос о том, что бы бесплатное приложение «Советский станичник» к кубанской газете «Красное знамя» превратить в украинский журнал. Крайком ВКП(б), учитывая решение украинского партийного совещания, поддержал предложение. И с августа 1925 года «Советский станичник» начал постепенно украинизироваться. Но этому процессу препятствовали не кто иной, как русифицированные интеллигенты из числа украинцев. Они заявили, что нельзя «хахляцькою мовою портить газету». Более того, слышались голоса и такого направления, как «Долой хахлацьку газету, потому что у нас украинцев нету». Но тогда отозвались настоящие кубанские земледельцы, которые сразу же написали в газету, откровенно заявив: «Що ми - росiяни, це ви, iнтелiгенти, брешете, бо ми – українцi й українська газета не тiльки по мовi, а й по духу зрозумiла нам. Нам краще вивчати сотню-двi незрозумiлих нових українських слiв, нiж вивчати всю росiйську мову”. («Что мы — русские, это вы, интеллигенты, врете, так как мы — украинцы и украинская газета не только по языку, а и по духу понятна нам. Нам лучше изучать сотню-другую непонятных новых украинских слов, чем изучать весь русский язык»). К этой основной мысли стали присоединяться земледельцы многих станиц, и украинство Кубани взяло верх. Более того, это остро поставило вопрос перед украинской секцией крайкома ВКП(б) о создании отдельной украинской газеты, которая бы обслуживала всех украиноговорящих Северного Кавказа.

Северо-кавказский крайком большевистской партии вынужден был в ноябре 1926 года принять специальное постановление по делу украинизации: «Признать необходимым составить комиссию для изучения дела с переводом делопроизводства соваппарата на украинский язык. Поручить Крайбюро украинских партсекций организовать в Ростове украинскую газету для обслуживания всех округов края. Там, где преобладает украиноговорящее население, вести работу среди КСМ, беспартийной молодежи и женщин преимущественно на их родном языке. Принять меры по украинизации пионеорской работы. Зав. избами читальнями в станицах, где большинство населения составляют украиноговорящие, должны использовать только украинский язык. В округах и районах надо сделать переход к преподаванию в школах на родном украинском языке населения, школы украинизировать тогда, когда есть на то согласие родителей учеников». И с 1926 года такое периодическое издание — «Червона газета» — вышло в свет. Начинала газета с одного работника и 35 экземпляров платного тиража. Через год она, будучи на то время первой и единственной украинской газетой в РСФСР, уже имела постоянный редакционный аппарат и свыше 200 сельских корреспондентов. Она и воспитала своего читателя, получив авторитет и уважение среди широких масс Северного Кавказа, которые до этого не имели возможности знакомиться с родным печатным словом (Вiстi ВУЦВК — 1927 — 16 квiтня). Все это влияло на взгляды кубанцев, побуждало их к тесной связи с родной землей через присоединение к Украине в форме автономии. Мол, «чого нам пiд Москвою перебувати? Взяли б i приєдналися до України. Тут же зовсiм близенько: Озiвське море – i Україна. Волимо пiд Україну, Але з однiєю умовою, аби Кубань не обернулася в звичайну округу. Ну, коли хочете, на засадах федерацiї, навiть,правильнiше конфедерацiї, на це свiдоме козацтво пiде». («чего нам под Москвой находиться? Взяли бы и присоединились к Украине. Здесь же совсем близенько: Азовское море — и Украина. Желаем под Украину, но с одним условием, лишь бы Кубань не превратилась в обычный округ. Ну, если хотите, на основаниях федерации, даже, правильнее, конфедерации, на это сознательное казачество пойдет». 

По данным Кубанского окружного отдела народного образования, в 1925 году украиноязычного населения здесь насчитывалось 900 тысяч чел. Среди жителей Краснодара 50 тысяч (треть) разговаривали на украинском. Соответствующим было количество украинских школ І ступени — 150, с 14 тысячами учеников и 320 учителями. В 1925 году появилось специальное постановление Северо-кавказского крайкома ВКП(б) «О работе среди украинцев», которое признает ее «существенно важной». Но, из всего видно, чрезвычайно большое влияние на развитие украинизации на Северном Кавказе сделала учительская конференция Славянского, Поповичевского и Темрюкского районов Кубанского округа, которое состоялось 9-12 января 1926 года. Ее резолюции "Українiзацiя на Кубанi”, "Про роботу хати-читальнi ст. Полтавської”, "Про роботу дослiдно-показової школи Куб. Укр. Педтехнiкуму за 1-й трисеместр” i "Про роботу українських секцiй педколективiв”(«Украинизация на Кубани», «О работе избы-читальни ст. Полтавской», «О работе опытно-показательной школы Куб. Укр. Педтехникума за 1-й триместр» и «О работе украинских секций педколлективов») получили одобрение в регионе, в переводе на русский были опубликованы московским журналом.

Эти документы, конечно, не остались и без внимания местных украиноговорящих коммунистов. Тем не менее, готовность многих из них поддержать процесс родной духовности остужали из Москвы. В частности, тогдашний нарком образования РСФСР Анатолий Луначарский заявил на собрании работников местной школы в Краснодаре: «Украинизация пугает некоторых учителей тем, что русская школа будет украинизирована, и, таким образом, русский язык займет положение языка, который исчезает на Кубани. Эти опасения совсем безосновательны. Если на Украине проведена основательная украинизация, то это там согласовывается целиком с местным бытом. Здесь же, на Кубани, этого делать нельзя». В самом деле, многих местных учителей, которые не воспринимали украинизации, пугало то, что из года в год на Кубани росло количество украинских школ. Так, в 1924-1925 учебном году их насчитывалось 147, 1925-1926—150, 1926-1927—219. Успокаивая ревнителей «общепонятного», Луначарский рекомендовал употреблять в школе вместо украинской «кубанскую». В конце концов, он успокоил присутствующих тем, что в будущем можно будет перевести обучение на русский. Местной власти иногда приходилось переживать настоящие потрясения, в том числе от хоровых коллективов, которые исполняли украинские песни, и, как высказывалось местное чиновничество, «жили преимущественно старым и «малороссийским» репертуаром». Так, приглашенный в марте 1926 года в Краснодар — выступить на II съезде Советов Кубани — хор станицы Сергеевской украсил свой концерт песней «Ще не вмерла Україна»... 

Затеял драку и стал стрелять в примерных в комсомолистов, между которыми случилась драка. Скорик вышел на улицу и стал кричать во все горло - разойдись и опять выстрелил. Все разбежались. В это время шел гражданин Буряк Михаил ничего не знавший, Скорик подошел к нему и ударил такового. Гражданин Буряк, беспартийный заявил об этом секретарю комячейки товарищу Митенбергу, на что получил ответ, я вам не крючок, чтобы гоняться за Скориком, потом Скорик очутился на площади и дал несколько выстрелов. 

В марте 1927 года совещание секретарей украиноговорящих секций райкомов постановило, что главнейшей задачей их работы должна быть культурно-политическо-воспитательная работа среди населения на украинском языке: 

1) подготовка партийцев (кружки при домах, внедрения обучения украинского языка в школах, 
2) изучение культурно-бытовых условий жизни украинского населения Кубани, 
3) создание украинского партийного и беспартийного актива, 
4) увеличение количества украинских ликпунктов, продвижение украинской книжки в массы, 
5) организация кружков украиноведения, 
6) организация курсов переподготовки зав. избами-читальнями-украинцев, 
7) внедрение большей плановости украинизации школы, 
8) образование сети украинских школ высшего типа, 
9) развертывания сети украинских профшкол.

Однако и это постановление мало в чем изменило состояние дел. Объяснение этому надо искать в том отношении административных аппаратов к украиноязычному населению, которое на второй кубанской округовой конференции ВКП(б) деликатно назвали «нездоровым», усматривая причину его в недостаточном внимании к украинизации. Об этом же отношении и об этих условиях, при которых осуществлялась на Кубани украинская культурная работа, довольно ярко говорит, например, тот факт, что заведующий педтехникумом в станице Полтавской, член коммунистической партии, на протяжении года получил 8 выговоров и дважды был исключен из партии за ведение работы на украинском языке. Не менее выразительное свидетельство заведующего отделом образования Кубанского округа Потапова. «В некоторых районах,— писал он,— состояние культурно-просветительской работы на украинском языке является ненормальным из-за того, что часть местных работников ведет неправильную линию, которая идет против украинизации. Одни откровенно выступают против нее, а вторые ставят данный вопрос для решения ученикам первой степени (безграмотным) и принимают другие меры, целиком ненужные и недопустимые. Вторым препятствием в деле украинизации есть отрицательное отношение к этому вопросу руководителей образованием, которые проявляют лишний русский шовинизм». 

Еще в худшем состоянии находилось дело украинизации административного аппарата. Не учитывая того, что массы уже давно требовали этого, и станичные советы однин за одним принимали резолюции об украинизации стансоветов, судов, а правительственные комиссии констатировали, что «в районных и частично станичных организациях управляющий состав рабочих украинского языка не знает, что затрудняет массовый охват работы на родном языке и очень препятствует осуществлению приближения аппарата к населению», на Кубани не было ни одного украинского административного учреждения (на Украине же еще на 1-е января 1927 года было выделено с делопроизводством на соответствующем языке 306 русских сельсоветов, 228 немецких, 137 польских, 117 еврейских, 52 молдавских, 47 болгарских, С греческих, 13 чешских, 2 белорусских и 1 шведский). И это целиком понятно, если принять во внимание, что русские составляли большинство в местном административном аппарате. Например, в 1926 году в районных исполкомах Кубанского округа украинцы составляли 29 процентов, а русские 66 — отношение целиком противоположное настоящему реальному национальному составу населения округа; в Краснодарском горсовете украиноговорящих было 3,3 процента, а русских 84 процента, тогда как в городе украиноговорящих 33 процента, а русских 28. Итак, Кубанью, делал вывод ее уроженец П. Сулятицкий, правят пришлые, чужие ей русские, которые, как свидетельствует газета «Молот», «украинского языка не знают, что затрудняет осуществление приближения аппарата к населению», и которые, как прибавляет «Червона газета», «вместо того, чтобы разъяснять гражданам национальную политику партии и советской власти... враждебно относятся к украинизации из-за того, что просто все они не понимают национальной политики и высказываются против украинизации, ставя свои собственные интересы выше общественных». А в этом так далеко заходят, что, как констатирует газета («Красное Знамя»), «всю украинизацию объясняют каверзами чужой коммунизму нерусской по происхождению части учительства и контрреволюционных кулацких слоев казачества». Искали и другие причины, мол, само население часто говорит: «Українська школа? Це гарно, це ми розумiємо. Але що ж? У станрадi говорять i пишуть по-руському. Повчиться дитина чотири роки по-українському, а тодi переучуйся або сиди дома. То нехай воно вже буде,як є”. Русотяпи за це хапаються i кажуть: - От, бачите, само населення не бажає української школи” («Украинская школа? Это хорошо, это мы понимаем. Но что же? В стансовете говорят и пишут по-русски, в высших школах учат по-русски. Поучится ребенок четыре года по-украински, а тогда переучивайся или сиди дома. И пусть оно уже так будет, как есть). Русотяпы за это хватаются и говорят: — Вот, видите, само население не желает украинской школы».

Власть на это смотрела снисходительно: «Хохли балуються своєю рiдною мовою i культурою – хай!” (Хохлы балуются своим родным языком и культурой — пусть!). Присутствие в крае, несмотря на самые неблагоприятные условия, самочинной украинизации, которую вряд ли можно было уничтожить, привело к тому, что 13 июля 1927 года президиум Кубанского окружного исполкома вынужден был принять резолюцию о проведении украинизации всего советского аппарата. И только у русских в подобных случаях от провозглашения до осуществления очень далеко. Против украинизации были выдвинуты все уже давно известные аргументы, включая то, что на Кубани нет украинского языка, а есть свой собственный «кубанский». На целый год вопрос повис в воздухе, пока, в конце концов, 17 июля 1928 в Краснодаре на совещании комиссии ВЦВК и ЦКК с местными партийными и общественными деятелями не был похоронен «кубанский язык», казалось «по первому разряду» (было указано, что «кубанский разговорный в научном отношении есть чисто украинский и даже в большей мере, чем в местностях УССР»). Совещание постановило провести украинизацию школы и всего советского аппарата «ускоренным темпом». На основании этого постановления была создана комиссия во главе с Емельяновым, который, кстати, совсем не знал украинского языка, и которому прежде всего было поручено составить план украинизации культурно-просветительских учреждений. Такое ограничение задач комиссии в сравнении с постановлениями совещания сразу же поставило под вопросительный знак «ускоренный темп» украинизации. И в самом деле, через десять дней Емельянов выступал на 5-ом пленуме Кубанского Окрисполкома с докладом о школьных делах, в котором об украинизации — ни звука. Только, заатакованный вопросами, в последнем своем слове он заявил: 

- Вопрос украинизации старый и сложный. Украинизация уже привилась. 29% всей школьной сети украинизировано. Вопросом украинизации интересуются и центральные органы. После длинных споров и болтовни ясно одно: украинский язык один; отдельного кубанского языка нет. Украинское население не протестует против украинизации.... В этом году мы подошли к плановой украинизации Кубани. Всяческие сомнения, всяческие попытки дезукраинизации школ — нетерпимы. Но, не смотря на все это, плановая украинизация — ни с места. Снова закрались сомнения: в самом ли деле население Кубани говорит украинским, а не «кубанским языком?» 

Профессор Кубанского сельхозинститута Ленский, например, сказал: - Украинизация — искусственный вопрос, во-первых, «кубанцы не говорят по-украински, так как уже давно русифицированны, во-вторых, украинизация приведет к регрессу культуры, в-третьих жизнь не требует украинизиции.

Однако население Северного Кавказа тянулось к украинскому языку. Так, учитель Давыдовской школы (станица Таманская) писал Наркомату образования УССР осенью 1927 года: «Дiтвора кожен день прохає – дайте книжечки прочитати – а де ж я її вiзьму?» («Детвора каждый день просит — дайте книжечку прочитать — а где же я ее возьму?»). Когда жителям высокогорного аула Хошмензиль, переселенцам из Полтавщины, показали несколько старых украинских журналов, то поднялся целый переполох. Газеты переходили из рук в руки ... пришлось их оставить, так как слишком назойливо просили крестьяне. К тому времени большинство земледельцев уже поняли, что учить детей на родном языком легче, чем на любом другом. Например, в одной станице Кубанского округа на общем собрании вместе с советом постановили перевести обучение в школе на родной, украинский язык, а потом сняли вывеску станичного совета, «стерли написанное на русском языке, написали на украинськом, такой вот Стансовет» . А в Успенском районе Армавирского округа одну из украинских школ было открыто даже по постановлению сельского церковного совета. В станице Новодеревянковской, использовав бездеятельность местной власти относительно украинизации, как подчеркивалось в краевой газете, украинизировали церкви. Там начали даже преподавать на украинском языке закон божий. В станице Ягорлицкой, сообщалось в печати, «очень тепло встречали присутствующие выступления наших харьковских делегатов, в особенности тех, кто говорил по-украински. Для многих здешних украинцев это, без сомнения, было целое событие, так как, действительно, с трибуны они слышали украинский язык впервые». 

И вот в ноябре 1927 года в Ростове созвали краевую конференцию с участием представителей Наркомата образования Украины. В оборону «кубанского» языка выступил доцент Краснодарского пединститута Ф. Чистяков, но поддержки не получил. Проф. Миртов и доц. Шаля с блеском доказали, что язык кубанского населения чисто украинский, даже меньше засоренный чужими словами, чем язык населения Черниговской, Харьковской и Катеринославской губерний, выходцами которых являются кубанцы. Спасая ситуацию, Емельянов предложил поставить на плебисцит вопросы: - Cледует или нет проводить украинизацию?

Но конференция единогласно отклонила это предложение и признала необходимым украинизировать все учреждения, не ограничиваясь только культурно-образовательными. В конце концов сам Емельянов, как уже сказано выше, вынужден был признать: «После долгих споров и толков ясно одно: украинский язык один, особого кубанского языка нет. Украинское население не протестует против украинизации, если и школы, и техникумы и стансоветы украинизируются». Эта самая конференция констатировала, с одной стороны, стихийное стремление населения к украинизации, которой оно единодушно требовало на разных съездах, пленумах, конференциях и т.д., а с другой, борьбу против нее местных партийных организаций и представителей власти и в связи с этим обострение национальной и социальной вражды. В конце концов, для обмена опытом украинизации принято решение наладить связи с УССР. В конце декабря 1928 года бюро краевого комитета партии в специальной резолюции признало необходимым:

1) украинизировать в районах, где преобладает украинское население, не только школы, а и весь советский аппарат с тем, чтобы в сельских и станичных советах делопроизводство велось на украинском языке, а в районных исполкомах — и украинском, и русском;
2) объявлять всяческие постановления сельских советов там, где есть украинское население, одновременно двумя языками — украинским и русским;
3) принять меры, чтобы в составе окружного и районного активов рабочих определенная часть работников владела украинским языком; 
4) на протяжении ближайшего года украинизировать целый ряд советов и судебных учреждений; 
5) открыть достаточное количество украинских школ І и II ступени.

Все это привело к смещению с должности заведующего отделом образования кубанского округа Емельянова и образованию крайисполкомом новой комиссии, которая разработала план украинизации в 37 районах Северо-кавказского Края 965 школ І степени, 561 ликпунктов, 309 изб-читален и нескольких десятков профшкол и школ II ступени. В конце марта 1929 года пленум комиссии краевого исполкома в делах национальных меньшинств, пополненный представителями краевого суда и прокуратуры и других краевых учреждений, обсуждал доклад орготдела исполкома о плановой украинизации советского аппарата в 37 районах края на протяжении трех лет и о подготовке для этого на специальных курсах ответственных работников (по1000 ежегодно). Констатируя, что до сих пор еще не проведена разъяснительная работа на местах и в краевой печати, не составлены планы украинизации и предложив им сделать это на протяжении десяти дней, пленум комиссии принял за основу план орготдела, но с тем, чтобы в украинских районах были украинизированы не только советы и районные исполкомы, а абсолютно все учреждения (суд, милиция, кооперативы и т.п.). Кроме того, пленум потребовал, чтобы на протяжении 1929 года было украинизировано не 8, а 15 районов, и поручил краевому суду и прокуратуре немедленно взяться за перевод работы в судах на украинский язык. Через несколько дней во время III Краевого съезда было образовано специальное совещание делегатов съезда по поводу украинизации. На этом совещании делегаты единогласно требовали немедленной украинизации. Основные направления ее предусматривали введение преподавания на украинском языке в начальных школах 35 районов, которые подлежали украинизации. Предполагалось перевести на украинский и преподавание в школах средней ступени, а также в так называемых ШКМ (школа колхозной молодежи). В семи педагогических техникумах создавались отделения с обучением на украинском языке. 

Уже с конца 1929 года, то есть с началом коллективизации, местная печать регулярно регистрировала случаи отказа работников образования пользоваться украинским. «На русском языке лучше заниматься, он более нужен» (ст. Каневская); «украинизация — это ненужная для нас роскошь» (ст. Спокойная). В станице Раевской местная власть не платила школе надлежащих денег из-за того, что она была украинизирована. В станице Старощербиновской заведующий школой агитировал против образования в школе 5 украинского класса. В станицах Новоменской и Мингрельской руководство отвечало отказом, не считаясь с требованиями родителей и учеников, в украинизации старших классов школы. В станице Андреевской снимали с постов учителей, которые владели украинским языком, а назначали таких, которые им не пользовались. В школе села Новокубанское на второй год обучения перешли с украинского языка на русский, вопреки воли местного населения. По всему краю упрямо не выполнялись распоряжения соответствующей власти о том, что по школам, где украиноговорящих не меньше 30%, должно преподаваться украиноведение. Еще год спустя Наркомоб сделал распоряжение, чтобы на всех отделениях Кубанского пединститута учили украинский язык, но местная власть так этого и не выполнила. Подобное же совершалось и в других сферах местной жизни. В станице Новомышастовской отказались пополнять библиотеку украинскими книжками, в Краснодаре центральная библиотека имени Пушкина, которая ежемесячно бесплатно получала украинские книжки, просто стала прятать их. В избах-читальнях, игнорируя желание посетителей, отказывались подписывать украинские журналы, а местами агитировали даже против их частной подписки. В станице Коренёвской в стансовете не желали разговаривать с населением на украинском языке, а в стансовете Новомышастовской председатель исполкома не принимал заявлений, написанных на украинском языке, и т.д., и т.д...

Все это было однако явлением временным: с 1930 года, по исследованиям Я. Савки, начался обратный процесс — свертывание украинизации. Уже тогда в практику вошли ночные вызовы профессоров и учителей-украинцев, цепляние разнообразных ярлыков, инкриминирование бессмысленных обвинений. Но полных оборотов этот процесс набрал в1932 году, когда ЦК ВКП(б) и РНК СССР приняли постановление «О прекращении украинизации». Подписанное Сталиным и Молотовым постановление требовало «немедленно перевести на Северном Кавказе делопроизводство советских и кооперативных органов «украинских» районов, а также все существующие газеты и журналы с украинского языка на русский как более понятный для кубанцев, подготовить и к осени перевести преподавание в школах на русский язык». Крайком и крайисполком обязаны «срочно проверить и улучшить состав работников школ в «украинских» районах. Сразу же была прекращена деятельность издательств «Червоний прапор» и «Радянський станичник», Краснодарский филиал Государственного издательства Украины с его представительствами на Кубани и Северном Кавказе остановил распространение украинской литературы и периодики. Затем местное население вынужденно было читать лишь русскоязычные издания. С 28 марта 1933 года ликвидировался и краевой украинский театр...


(стаття з російського сайту, пишуть росіяни, отож за звичкою звинуватити "свідомітів" у фальсифікації не вийде)

вівторок, 9 квітня 2013 р.

Чи відповідає дійсності уявлення про начебто споконвічно російськомовний Київ?

Завжди приємно отримувати підтвердження вже викладеному раніше матеріалу!
Ось який цікавий пост стосовно міфа про начебто споконвічно російськомовний Київ знайшовся на blog.i.ua
Інформація майже повністю перекриває ту, яку вже було викладено у цьому блозі

Наводимо повністю, без скорочень:

                    Киев всегда разговаривал по-русски


Демонструю зразок мови киянина, київського міського чиновника першої половини 19 ст.

Це скан-копії двох сторінок книги: Александр Паталеев, "Старый Киев. Из воспоминаний Старого Грешника"

Книгу створено ще в дореволюційні часи як своєрідний путівник по київській старовині. Є купа класних ілюстрацій, при чому не тільки у вигляді фотографій. А й, наприклад, отаких літературних вставок, як та, що ви можете бачити на двох картинках нижче.

Книгу перевидано у вигляді шикарного, на мій погляд, подарункового видання. Видано мовою оригіналу, тільки тексти подано в сучасному відповідно російському та українському правописі.

Коментувати наведені рядки книги, напевне, немає потреби...






Останнім часом до вжитку імперського агітпропу повертається дедалі більше гнилої антиукраїнської "аргументації", котра, здавалося, як давно бита карта, вже не може застосовуватися. Однак, невігласам на вуха - чого тільки не навішають...

Одним з таких "аргументів" є твердження, що, буцім-то, мовою Києва одвічно був і завжди залишався "русский язык", у значенні "російська мова".

Не викликає заперечень, що Київ ніколи не полишала мова русів. Але не треба плутати її з мовою Московського царства.

Для адекватної більшості киян, та й, мабуть, росіян, антиаргумент, який я тут навів у вигляді копій сторінок книги, є абсолютно зайвим. Бо, хто не бачить, що відбувається з мовою у великих та малих містах України, хто не пам'ятає переказів дідусів-бабусь на цю тему, хто не читав українських класиків, хто не риється в історичній літературі, той принаймні міг багаторазово бачити знаменитий радянський фільм "За двумя зайцами" за мотивами твору Старицького. Той самий, де Проня Прокоповна Сірко(ва) і Свирид Петрович Голохвостий Голохвастов та інші яскраві персонажі. Навіть у цьому російськомовному фільмі чудово видно, як саме імперсько-державна російська мова стала пануючою мовою Києва, витискаючи українську.

Але в наш час, виявляється, певна частина молоді, вихована російськомовними дітьми зрусифікованих Сірків та Голохвостих, не здатна критично сприймати дурний антиукраїнський агітпроп. Таким, дорогі друзі, показуйте оці сторінки з Паталєєва. ;)



джерело

четвер, 4 квітня 2013 р.

Письмо Председателя СНК СССР В.Я.Чубаря В.М.Молотову и И.В.Сталину о ситуации с посевной кампанией на Украине. 10 июня 1932 г.

Письмо Председателя СНК СССР В.Я.Чубаря В.М.Молотову и И.В.Сталину о ситуации с посевной кампанией на Украине. 10 июня 1932 г.

Ваши упреки в том, что мы, украинцы, не знаем, что делается на селе и что мы не занимались как следует селом, целиком и полностью справедливы. Оптимистическая оценка положения нашего села перед посевной кампанией была ошибочной и базировалась больше на поверхностных впечатлениях ответственных работников, бывавших на селе (недостатка в количестве работников, сидевших месяцами на селе, не было), чем на анализе учетных данных статистики, оперативной отчетности по ряду заготовительных кампаний и изучении действительного положения дел в районах, где эти товарищи работали как уполномоченные.

Переоценка наших возможностей имела место в принятом нами плане хлебозаготовок, в плане мясозаготовок и др. Сейчас, перед новым урожаем, когда исчерпываются старые ресурсы, в период наивысшего напряжения сил для выполнения плана весенней посевной кампании вскрываются с особой остротой все слабые места. Количество районов, находящихся в тяжелом положении, растет (очевидно, часть этого прироста идет за счет выявления ранее не выявленных, а часть за счет исчерпания внутрирайонных ресурсов к концу хозяйственного года).

Сейчас уже можно считать минимум 100 районов (вместо 61, считавшихся к началу мая), нуждающихся в продовольственной помощи и срывающих план весеннего посева. Они же будут срывать обработку и уборку урожая технических культур и хлеба.

Не задаваясь целью в этом письме дать полную картину этим «тяжелым» районам (мы на сегодня еще не имеем этой картины тщательно обработанной), я ограничусь лишь некоторыми иллюстративными показателями и остановлюсь на некоторых выводах, которые, по моему мнению, следует сделать.

В два приема (с небольшим перерывом) я пробыл 15 дней в наиболее тяжелых районах и селах Киевской и Винницкой обл. За это время я ознакомился с положением дела в 13 районах Киевской обл. (с посещением 4 сел) и в 4 районах Винницкой обл. (с посещением 28 сел). Должен оговориться, что я, конечно, не мог с одинаковой углубленностью собрать и проверить показатели по каждому району и селу. Все же основные факты во всех этих районах и селах настолько сходны, что позволяют сделать ряд общих заключений.

Что же, собственно, произошло в этих районах, что они к весне вышли чрезвычайно ослабленными (некоторые села в прямом смысле разбитыми)? Неурожай бобовых и яровых культур в этих районах, прежде всего, не был учтен, и недобор по этим культурам перекрывали для выполнения планов хлебозаготовок продовольственными культурами. При общей непосильности плана хлебозаготовок, основной причиной чего являлся более низкий урожай по Украине в целом и колоссальные потери при уборке урожая (результат слабого организационно-хозяйственного состояния колхозов и совершенно недостаточного руководства ими из района и из центра), практиковалась система изъятия у единоличников хлеба полностью, включая и семенные фонды, и почти полного изъятия всего наличия у колхозов. Даже в случаях, когда тот или иной колхоз выполнял плановое задание, он получал дополнительно второе, а нередко и третье, нередки случаи, когда хлеб, выданный колхозникам авансом на трудодни, забирался бригадами в хлебозаготовки. Таким образом, большинство колхозов в этих районах осталось без хлеба, без концкормов для рабочего скота, без фондов для нетрудоспособных, для учителей и т.п. И без того слабая трудовая дисциплина в колхозах в этих условиях совершенно развалилась, и гибель рабочего скота — лошадей — приняла массовый характер. Наиболее предприимчивые элементы начали уходить из колхозов, не оформляя своего выхода, и к весне в ряде колхозов и сел этих районов осталось всего около половины мужчин.

Случаи недоедания и голодовки отмечались уже в декабре-январе как среди единоличников (особенно в той части, хозяйства которых распродали до основания, включая и мелкие вещи, за невыполнение заданий по хлебу), так и среди колхозников, особенно многосемейных. Пострадали больше всего колхозники, имевшие мало трудодней, и это вначале создавало картину, будто бы без хлеба остались лишь единицы. С марта-апреля недоедающих, голодающих, опухших и умирающих с голода в каждом селе набирались уже десятки и сотни, появились брошенные родителями дети и сироты. Продовольственную помощь организовали районы и области из внутренних ресурсов, но возрастающая нужда, психология голода, вызывала рост требований помощи, и под давлением обстановки колхозы, сельсоветы и районы должны были развернуть широкую сеть общественного питания при остром недостатке продуктов питания вообще и хлеба в особенности. Просо, отпущенное ЦК ВКП(б) в апреле мес. в размере 3 тыс. т1, оказало очень существенную помощь, но его оказалось недостаточно для ликвидации выявившихся очагов голода.

Мобилизация внутренних ресурсов для оказания продовольственной помощи нуждающимся районам развертывалась очень слабо, т.к. все силы брошены были на мобилизацию семенных ресурсов. Эта задача решалась неудовлетворительно, и уже в период сева мы вынуждены были обратиться к вам с просьбой о помощи семенами, а позже и с просьбой о продовольственной помощи.

Та колоссальная семенная помощь, которую мы получили для Украины, покрывала (правда, по пониженным нормам высева) всю колхозную площадь и значительную часть площадей единоличником, но эти ресурсы таяли в связи с затяжкой весны, и к концу мая в районах с большим количеством единоличников выявилась недостача семян при невысеве семян ранних яровых культур по целому ряду районов, где было напряженное положение с тягловой силой.

В районах, посещенных мною, вопрос сева решало тягло. В некоторых селах погибло лошадей от 50 до 80 % имевшегося наличия на 1 октября 1931 г. Из числящихся погибшими значительная часть лошадей съедена. Оставшиеся в живых были в таком состоянии, что 80—90, а то и 100 % не могли выполнять тяжелых работ (тянуть плуг, сеялку, даже подвозить горючее к тракторам). Лошади начали гибнуть осенью в период осеннего сева, вывозки свеклы, возки на сахарные заводы камня, топлива, вывозки леса и т.п. Плохой уход при недостатке концкормов и перегрузка работой в условиях осенней распутицы вывели из строя не худших, а лучших лошадей, т.к. в работу брались лучшие. Только к концу мая, после почти полуторамесячного выпаса, лошади стали на ноги и около 50 % из них даже начали таскать плуг, культиватор, сеялки.

Наряду с уменьшением конского состава резко уменьшился состав крупного и мелкого рогатого скота, свиней и птицы. Хозяйственное ослабление группы так называемых тяжелых районов Украины таково, что без специальных плановых (срочных и решительных) мероприятий они будут висеть камнем на шее нашего народного хозяйства, не только УССР, но и СССР в целом. Дело в том, что это почти все свекловично-пшеничные районы и районы бобовых культур.

Первая и ближайшая угроза — это обработка сахарной свеклы и огородных культур. Уже выяснилось на ряде живых примеров, что отпущенных 600 тыс. пуд. ржи для обработки свеклы недостаточно. Люди настолько слабы, что при дневном пайке в 400 г не могут вырабатывать обычных норм. Нужно еще минимум 200 г, чтобы люди могли работать хотя бы 8 часов, а следовало бы работать 12 часов, т.к. дорог каждый час полки. Это составляет еще 300 тыс. пуд. хлеба.

Вторая угроза уборке хлебов: чтобы обеспечить себя на зиму лучше, чем в истекшем году, начнется массовое хищение хлеба. То, что наблюдается сейчас — вырывание посаженного картофеля, свекловичных высадок, лука и т.д., будет воспроизведено в гораздо больших размерах в период созревания озимых хлебов, поскольку фондов питания из отпущенных ресурсов позже, чем до 1 июля, не хватит. По ряду сел они будут исчерпаны на неделю, 10 дней раньше.

Третья и наиболее тяжелая угроза создается для уборки свеклы. Тягловой силы совершенно недостаточно, чтобы справиться с осенними работами: посев озимых, вывозка хлеба, вывозка свеклы, топлива, камня для сахарных заводов, вывозка леса, пахота на зябь и т.п.

Нужно провести комплекс мероприятий, чтобы обеспечить работу сахзаводов, а именно:

1) Ко всем заводам, находящимся на расстоянии 10—15 км от железной дороги, подвести подъездные пути широкой или узкой колеи (для подвозки топлива, камня, части свеклы, вывозки сахара).

2) К моменту подвозки свеклы бросить к заводам необходимое количество тракторов на гусеничном ходу с прицепными платформами и автогрузовики (нужно тщательно подсчитать потребное количество и возможное к отпуску).

3) Лошадей завезти из других районов Союза, хотя бы 1 тыс. штук на район, и хотя бы по 500—600 волов.

4) Заготовить (для обеспечения более интенсивных перевозок живым тяглом и, особенно, в распутицу) дековилек2 легких узкоколейных рельс в звеньях минимум 1200 км, дабы переносить их от массива к массиву.

Живую тягловую силу нужно использовать по преимуществу на подвоз свеклы с поля к дековильке или маршруту курсирования грузовиков и тракторов. Живое тягло нужно интенсивно кормить, чтобы оно не сдавало темпов и не срывало работы механизмов.

По каждому заводу должен быть составлен технический оперативный план, но уже до составления этих планов нужно заказать рельсы, скрепления, шпалы и вагонетки, а также отпустить материалы (лес, цемент, гвозди) для укрепления мостов на магистралях, кои будут пропускать трактора и грузовики.

Борьба за устранение этих угроз не снимает вопроса о разработке и осуществлению плана мероприятий, обеспечивающих восстановление хозяйства этих районов.

В этих районах, как правило, стоимость трудодня в колхозах за 1931 г. колеблется от 25 до 65 коп., причем даже по этим нормам расчеты полностью с колхозниками еще не проведены. Много хозяйственных построек начато и не закончено. Животноводство на недопустимо низком уровне.

Без специальных кредитов для организованного завоза лошадей, телят для выращивания волов, свиней и даже птицы эти районы не встанут на ноги в течение двух-трех лет и будут срывать наши темпы. Подсчеты потребной помощи производятся и в ближайшие 2—3 декады будут представлены.

Нельзя не сказать хотя бы несколько слов о перегибах в руководстве хозяйственными кампаниями и нарушении революционной законности, имевших место в этих районах и, несомненно, повлиявших на хозяйственное состояние районов. Они в основном сводились к следующему:

1) Посевные задания спускались районам (как правило) с нарушением севооборота, чем толкали районы давать несуразные задания колхозам, пренебрегая мнением и опытом колхозников и колхозной агрономии: заставляли сеять озимь по жнивью, чем заведомо снижали урожайность и т.п. В результате, например, в Бабанском р. при возможности получить 150—200 пуд. пшеницы с га собирали 60—70.

2) Перегрузка районов разного рода работами срывала осенью сроки сева, пахоту на зябь, особенно глубокую вспашку под сахарную свеклу, что, в свою очередь, вело к снижению урожайности и отсюда заинтересованности колхозов. В этих районах весьма редко встречались колхозы, которые осенью подготовили полностью землю под свеклу, как правило, подготовили всего от 30 до 50 %.

3) При борьбе за хлеб злоупотребляли правом продажи имущества злостных несдатчиков хлеба (закон 1929 г.). Урожай единоличников собрали и обмолотили на так называемых «красных токах», с которых все намолоченное зерно сдали в заготовки, а потом еще доводили твердое задание «до двора» и, так как это задание не выполнялось, продавали все имущество, включая постройки, домашний скарб, обувь, одежду и т.п. В некоторых селах продано 20 % и больше хозяйств. Если добавить к этому еще издевательства, чинившиеся над отдельными единоличниками, в большинстве своем будущими колхозниками, а также и над колхозниками, вчера лишь исключенными из колхоза, то становится ясным, почему у единоличников нет тягла, не было отведено им земли, нет скота. У кого не продали скот в порядке репрессий, те сами заблаговременно продавали или резали его. Свирепствовали бригады, руководства которыми не было почти никакого. Перегибщиков судили, но дело, сделанное ими, одним судом не исправишь.

Кроме хлебозаготовок тот же метод применяли к заготовке картофеля и особенно к заготовке мяса. Встает вопрос: не пора ли в районах сплошной коллективизации систему продаж (поскольку орудия и средства производства распроданы) отменить?

Понятно, что после таких действий на местах почти не осталось ни председателей сельсоветов, ни актива, которые проводили предыдущие кампании. Одних судили и сняли, другие сами разбежались. Редко сохранилось и районное руководство. Новые же люди, очутившись под колоссальным давлением массы, требующей хлеба, возврата незаконно проданного имущества, неправильно обобществленного скота и т.п., растерялись.

Кулацкие элементы, разгромленные в основном в 1930 г., но не высланные с мест, получили для комплектования своих сторонников значительные количества обиженных середняков и бедноты. Возросли петлюровские и другие антисоветские настроения. Чрезвычайное развитие мелких и крупных краж усугубляет положение.

В этих условиях повернуть массу лицом к производству, к выполнению плана посевной кампании чрезвычайно трудно. Выручают трактора и те небольшие (прямо нужно сказать) группы передовиков, энтузиастов-колхозников, которые в условиях страшных лишений своим горбом вытягивают всю массу работы. Полученная на местах продовольственная помощь дает перелом в настроениях и обезоруживает кулака, убеждавшего массу в том, что будто бы советская власть ограбила всех и бросила их на произвол судьбы. Даже единоличники в массе стремятся сеять, получая семенную ссуду или получая помощь пахотой под свеклу со стороны МТС. Но продпомощи не хватит до нового урожая, и в этих районах мы можем вступить ослабленными в уборочную кампанию. Для предупреждения этого нам нужно раздобыть не менее миллиона пудов продовольственных культур.

Трудности весеннего сева текущего года сорвали паровую кампанию и, таким образом, мы будем сеять озимые на неподготовленной почве. Это создает определенную угрозу урожайности, особенно озимой пшеницы.

Правильное ведение хозяйства нарушено у нас в УССР на таком большом участке, что требует внесения специальных корректив в планы хлебозаготовок, мясозаготовок и других заданий в области сельского хозяйства, о чем придется входить в ЦК и Совнарком особо.

Мне кажется, что следует уже сейчас, особенно учитывая итоги переписи скота на 1 февраля 1932 г. по СССР, в более широком масштабе поставить вопрос об осуществлении правильного севооборота в колхозах, устойчивости и качественности семенных материалов в районах, поставить вопрос о целом комплексе хозяйственных и организационных мероприятий, направленных к действительному повышению урожайности по всему фронту на базе развития инициативы колхозов и колхозной агрономии. Агронома, зоотехника и других специалистов сельского хозяйства нужно выдвинуть на позиции, занимаемые инженерами в промышленном производстве. Особенно важно в условиях Украины безотлагательно добиться в области сельского хозяйства решительного перелома в сторону качества хозяйствования и достижения качественных результатов за счет смелого отказа от инерции количественного расширения заданий. Над этим делом нужно сейчас основательно поработать.

Прилагаю две таблички3 иллюстрированных данных по группе районов и сел.

В. Чубарь

Приложения4

Характеристика отдельных районов Винницкой обл.

В ВЕСЕННЮЮ ПОСЕВНУЮ КАМПАНИЮ 1932 Г.

1. Бабанка (район). План посева яровых — 56 086 га, в том числе сельсоветы — 53 686, из них колгоспы — 41 846, индивидуальные хозяйства — 11 838. Кроме того, усадебной земли — 6818 га. План сахарного бурака — 10 331, в том числе колхозы — 8234 га, индивидуальные хозяйства — 2097.

80,2 % коллективизации. На 4 апреля посеяно всех яровых 23,9 %. 20,3 % сахарной свеклы. Колхозы всех яровых посеяли 28,4 %, индивидуальные хозяйства — 8,5 %. Сахарной свеклы колхозы посеяли 25 %, индивидуальные хозяйства — 1,9 %. На 3 июня — 113 тракторов, до 15 мая было тракторов 30 шт., до 20 мая — 64, до 1 июня — 92. Лошадей на 1 октября 1931 г. — 13 732, на 27 мая 1932 г. — 5397, колхозных — 4476, индивидуальных 921. Лошадей вышло в первые дни сева: колхозы — 1205, индивидуальных — 74, всего 1279. Из наличного количества лошадей на 5397 рабочих — 3614. По предварительным подсчетам, недосева будет 24 тыс. (причины — тягловая сила). Семена есть.

2. Оксинино (Бабанский р.) План посева яровых — 3016 га + огородов 265. Сахарного бурака — 430 га.

Всего хозяйств — 1040, в колхозах — 986. Три колхоза. Посеяно всего яровых на 2 июня — 557, из них сахарного бурака — 37 га. Тракторов — 7 (с 16 мая), фактически работает — 4. Большие простои тракторов. Лошадей работающих 58 шт. из общего числа 103, в том числе в индивидуальных хозяйствах — 25. На 1 октября 1931 г. лошадей было 706. Коров — 136 шт., свиней — 12 шт. на все село, овец нет. План хлебозаготовок выполнен на 60 %. Семенной фонд частично вывезен. Семенная помощь получена, продпомощь получена. Организована столовая в колхозе. Есть детсад и ясли. На трудодни в первом колхозе — 32 коп., [во] втором — 42 коп., в третьем — 68 коп. Умерло (старых) с 1 января — 74, пухлых — 117 душ, 800 человек выехало из села, из них по вербовке 270, целыми дворами — 26. Возможен посев 1450 га.

3. Кам’янече (Бабанский р.). План посева яровых — 3791 га. Сахарной свеклы — 900 га, в том числе колхозы — 500 га, индивидуальные хозяйства — 400 га.

Всего хозяйств — 1400, в колхозах — 600. Посеяно на 2 июня 290 га, из них сахарной свеклы — 103 га. Тракторов 5 шт. (1 сломан), поломка, простои значительные. Лошадей — 129, в колхозе было на 1 октября 1931 г. — 490, работающих — 100. В индивидуальных хозяйствах 142 лошади. Коров: в колхозах — 72 шт., у колхозников — 34 шт., у индивидуальных хозяйств — 52. Свиней — 43 шт., индивидуальные хозяйства не имеют. Кур нет, гусей 18 шт. Трудодень — 50 коп. Есть 3 столовых, ясли, детплощадка. Есть опухшие.

4. Виіинопілъ (Бабанский р.). План посева яровых — 2161 га, в том числе индивидуальных [хозяйств] — 766 га. Сахарная свекла — 600 га.

Всего хозяйств — 914, в колхозах — 630. Три колхоза. На 2 июня посеяно 250 га, сахарная свекла — 25 га. Тракторов до 4 июня не было. Лошадей в колхозах — 136 (на 1 октября 1931 г. — 468), работающих — 97, [в] индивидуальных хозяйствах — 66, работающих — 49, на 1 октября 1931 г. было 201. Коров всего 162 шт., свиней — 52 шт. Трудодень: 1 — 33 коп., 2 — 42 коп. и 3 — 35 коп. Бригад нет. Семенная помощь получена 197 ц. Семенами были обеспечены на 80 %, осталось на 75—76 %. Три столовых, ясли. Больных — 450 чел., из них индивидуальников — 254. С 1 января (фактически с апреля) умерло 147 чел. Умерло больше колхозников. Выехали неорганизованно 1/2 мужчин.

5. Пидвысоке (Бабанский р.). План посева яровых — 2760 га + усадебные 500 га, в том числе индивидуальные хозяйства — 833 га. Сахарной свеклы — 400 га, в том числе индивидуальных хозяйств] — 111 га.

Всего хозяйств — 1138, в колхозах — 681. Три колхоза. На 3 июня посеяно 747 га, в том числе индивидуальниками — 17,5 га. Сахарной свеклы посеяно колхозами 182 га, индивидуальными хоз[яйствами] ничего. Тракторов 5 шт. Лошадей: в колхозах — 191, работающих — 144, индивидуальные хоз[яйства] — 124, работающих — 111. Коров: в колхозах — 38+70 молодняк, у колхозников — 54, у индивидуальников — 12. Свиней в колхозах — 127, у индивидуальников нет. Овец в колхозах — 184, у колхозников — 47, у индивидуальников — 57. Семена есть на всю площадь. Семенная и продовольственная помощь получена. В колхозах столуется 732, из них трудоспособных — 463. Больных — 219. Умерло с 1 января по 1 июня — 190, в том числе 83 колхозника. В мае умерло — 102. В яслях — 336, беспризорных — 12—15. Надо до нового урожая продпомощи 100 ц. Выехало 30 %. Из колхозов было исключено 93, восстановлено — 65. Задето было 250 хозяйств.

6. Умань. План посева яровых — 49 845 га, в том числе индивидуальников — 22 тыс. га. Сахарная свекла — 8650+1780 совхозы. В 1931 г. свеклы — 500 га.

Коллективизация — 65 %. С осени под сахарную свеклу вспахано 13 %. МТС не было. Посеяно на 5 июня 44,1 %, из них колхозниками — 51,8 %, индивидуальниками — 34,3 %. Сахарной свеклы — 48,2 %, колхозы — 65,6 %, индивидуальные хоз[яйства] — 10 %. Тракторов — 84, из них букс. — 21, из них 15 прибыло 24 мая. Дополнительно было выделено тракторов 19 шт., прибыло на 31 мая 10 шт. Лошадей — 9 тыс. шт., работающих — 5,5 тыс. На 1 февраля 1932 г. было рабочих лошадей — 12 219, в колхозах — 7826, у индивидуальных хозяйств — 4393. Использовано 200 коров на полевых работах. Ранних яровых посеяно 50 % плана. Семян по колхозам 90 %, у индивидуальников — 32 %, а всего 40 %. При условии получения 1 тыс. ц кукурузы недосев может выразиться в 7800 га.

7. Ладижинка (Уманский р.). План посева яровых — 2496 га, сахарной свеклы 602 га.

Всего хозяйств 950, в колхозах — 687. Пять колхозов. Посеяно на 1 июня 981 га, в том числе сахарной свеклы — 263. Есть 4 трактора. Должны доставить 2 трактора. Лошадей перед посевом было 360, коров — 62, свиней — 20 шт. Семян не хватает. Продовольствия мало — продпомощь всем (кроме хлеба). Семян получено: гречки 50 ц + 500 пуд. сои. Продовольственную помощь получили 300—400 пуд. Потребность до нового урожая — 2 тыс. пуд.

8. Рыживская (Уманский р.). План посева яровых — 1707 га, в том числе сахарной свеклы 580.

Коллективизация — 75 %. Хозяйств — 955. Пять колхозов. Посеяно сахарной свеклы на 1 июня — 260 га. На 560 га нет семян. Тракторов — 6 (1 стоит). Лошадей — 225, из них 190 в колхозах, было осенью — 450. Рогатого скота — 104, в том числе 20 [у] индивидуальников, было осенью — 400. Свиней — 30 шт. в колхозах, 10 шт. у колхозников. Овец — 30 шт. у колхозов. Кур — 100 шт. Семян 500 пуд. получено. Столовая + школа + ясли. Есть заявления о вступлении в колхоз (30). Умерло 231, из них детей — 59. Опухших — 600. Заготовки проводились в марте, в апреле стали получать продовольственную помощь.

9. Кочубеевка (Уманский р.). План посева яровых — 1292, в том числе индивидуальниками — 382, в том числе сахарной свеклы — 500 (индивидуальниками — 150). Сахарной свеклы в 1931 г. — 343 га.

Всего хозяйств — 520, в колхозе — 390. Посеяно: на 1 июня — 553 га, в том числе сахарной свеклы — 203 га. Есть 6 тракторов (1 не работает, 2 — на подст.). Лошадей 67 шт. + индивидуальники — 30. Семян не хватает для индивидуальных хозяйств 180—190 га. 50—60 чел. получают обеды (из 2400 душ).

12 семейств оставили землю. Продпомощь получили. Активность низкая. Коров: 16 в колхозе, 84 у колхозников, 2 у индивидуальников. Свиней — 5 в колхозе.

10. Краснопилка (Уманский р.). План посева яровых — 1136 га, в том числе: колхозы — 971, индивидуальники — 142 и потребкооперация — 26. Сахарной свеклы — 300 га.

Всего хозяйств — 600, в колхозе — 585. Посеяно 565 га, в том числе колхозы — 507, индивидуальники — 58. Сахарной свеклы посеяно на 1 июня — 105 га, 2 июня — 80—90 га. Семян не хватает на 150 га. Тракторов — 4 (+ 1 поломанный). Лошадей 100 шт., в том числе рабочих 80 шт., осенью было 245. Коров — 8 шт. в колхозе, 65 шт. у колхозников. Свиней — 9 шт. в колхозе + 2 шт. у колхозников. Кур — около 1 тыс. шт. Продпомощь получена. Есть столовая, ясли, детплощадка. С 1 января умерло 150, выехало 200 чел. Опухших — 107.

11. Вийтивка (Уманский р.). План посева яровых — 1545 га, в том числе индивидуальники — 445 га сахарной свеклы.

Всего 700 хозяйств, в колхозах — 486. Посеяно 215 га. Тракторов 2. Лошадей — 190, было 390. Из индивидуальных хозяйств есть 60. Колхозы имели семян на всю площадь, индивидуальники — 30 %. Продпомощь получена. Питание детей всех в школе, ясли, детплощадка. Опухших — 5 %.

12. Монастырище (район). План посева яровых — всего 38 050 га, в том числе колхозы — 21 790 га, индивидуальники — 11 316 га, совхозы — 4941 га. Под сахарную свеклу: совхозы — 1783 га, колхозы — 7477 га, индивидуальники — 3678 га.

Коллективизировано на 72,6 %. На 5 мая 1932 г. по крестьянскому сектору план сева выполнен на 53,3 %, по сахарной свекле — на 68,2 %. [По] индивидуальным хозяйствам соответственно: 26,6 % и 23,5 %. По совхозам: 103,8 % и 110,5 %. Погибло из-за вредителей 1612 га сах[арной свеклы], на 5 июня с.г. пересеяно 757 га. Колхозы обеспечены посевматериалом на 54 %, по картофелю на 25 %, по бобовым на 19 %. Индивидуальные хозяйства — на 15 %. Имеется МТС. К началу сева было пригодных 38 тракторов (17 «Интеров» + 21 «Фордзон» путил.). К 31 мая с.г. прибыло дополнительно 25 тракторов ХТЗ + 8 тракторов букс, клоны. Всего теперь работает 71 трактор. Не хватает тракторов, низка их квалификация, недополучен тракторный инвентарь. В колхозах на 20 мая: лошадей — 4249, рабочих — 3144 (73 %), в индивидуальных хозяйствах — 1428, рабочих — 1295 (90 %). Средняя работоспособность лошади — 40—60 % нормальной. Используется 150 коров.

Оказана помощь: 1) Посевная: для колхозов — 405 ц овса, 96 ц ячменя, 662 ц бобовых, 1 тыс. ц гречихи, 78 ц трав; для индивидуальных хозяйств — 800 ц гречихи, ожидается еще 200 ц проса и 550 ц гречихи. 2) Продовольственная: на обработку сахарной свеклы — 100 т ржи, 5 т гречихи, 10 т проса; ожидается еще 11 ц рыбы, 0,75 ваг[она] комсы, 240 ц пшена, 360 ц кукурузы, 1 тыс. банок консервов, 7 ц печенья. 3) Фуражная: 40 т кукурузы, 2 вагона сухого жома, 80 т фуражного овса.

13. Терлица (Монастырищанский р.). План посева яровых — 610 га, в том числе сахарной свеклы — 232 га, колхозы — 182 га, индивидуальники — 50 га.

Коллективизация по хозяйствам — 48 %, по земле — 61 %. Посеяно на 29 мая 272 га, из них сахарной свеклы — 136 га, колхозы — 117 и индивидуальники — 19. Есть 3 трактора (из них 1 работающий). Ячменя и овса недосеяно 56 га. Возможен недосев 120 га.

14. Тарнова (Монастырищанский р.). План посева яровых — 535 га, из них сахарной свеклы — 203 га, в том числе колхозы — 128 га, индивидуальники — 75 га.

Коллективизация 56 %. Посеяно на 30 мая 28 %. Сахарной свеклы посеяно колхозниками 45 га и индивидуальниками — 12, всего — 57. Тракторов нет. Лошадей погибло 39 шт. Вспахать еще надо: колхозам — 47, индивидуальникам — 123, всего — 170.

15. Халандово (Монастырищанский р.). План посева яровых — 740 га, в том числе сахарной свеклы — 364, из них в колхозе — 112 га.

Всего хозяйств — 457, в колхозе — 157. Посеяно сахарной свеклы 137 га, из них колхозы — 67 и индивидуальники — 70. Получили семенную ссуду 100 ц гречки. Лошадей в колхозе — 62, работает 40, в индивидуальных хоз[яйствах] — 167 шт. Авансы и продпомощь повлияли на сдвиг в посеве.

16. Христиновска (район). План посева яровых — 26 283 га (14 242 га — колхозы, 8820 га — индивидуальные хозяйства, 3225 га — совхозы). В том числе свеклы сахарной — 9293 га (5601 га — колхозы, 3140 — единоличники, 482 га — совхозы).

Коллективизировано на 5 июня с.г., посеяно всех яровых 13 816 (52,6 % плана); по совхозам — 82,9 %, колхозам — 69,4 %, индивидуальным хозяйствам — 14,2 %. Сахарной свеклы посеяно на 5 июня 6199 га (67,2 %), по совхозам — 105,6 %, колхозам — 83,7 %, индивидуальным хозяйствам — 31,9 %. Колхозы обеспечены посевматериалом почти полностью. Имеется тракторов: в МТС — 29, в свекловичном совхозе — 23, на селекционной станции — 13, прибыло дополнительно 12 тракторов. На 29 мая в районе использовались лишь 63 трактора. Лошадей — 5900, из них работоспособных — 35 %. Оказана помощь: для обработки сахарной свеклы — 70,8 т ржи, 83 ц рыбы, 550 ц продпомощи, 1/3 вагона тюльки, 30 ц фуражного овса, 50 ц семян гречихи, 200 ц проса.

Характеристика отдельных районов Киевской обл. в весеннюю посевную кампанию 1932 г.

1. Ракитне. План посева яровых — 54,3 га, в том числе сельсоветы 47 692 га. 16 798 га бурака, на 3 тыс. га больше прошлого года.

68 % коллективизации. На 14 мая посеяно 17,6 % общего плана, 10,7 % бурака, из них 2,5 % колхозы, вероятен недосев индивидуального сектора — 10 тыс. га. 21 колхоз из 52 хлеба не имеет. Семена вывозили. Семян трав есть по плану всего 12 %. Лошадей на 1 января было 8052, на 1 мая осталось 5774, из них трудоспособных 59 %. За последнюю декаду погибло 400 шт. лошадей, а за весь период сева — 700. Тракторов — 98—58 «Фордзонов». Коров рабочих — 900 шт. из 6 тыс. оставшихся (осенью было 9 тыс. коров).

2. Тараща. План посева яровых — 37 522 га, из них 9535 га индивидуальной зяби было 100 % 5. 600 га бурака. На 14 мая посеяно всего 8 тыс. га, в том числе индивидуальными хозяйствами] — 190 га.

Лошадей всего — 6300, работает 2800 (условно). Тракторов — 40 шт., из них 12 выбыло (Мироновский ремонт), 25 тракторов ушло в январе, обещают дать 15 новых. Трудоспособность лошадей определяется в 20—30 % нормы. Погибло озимых 847 га полностью и 2988 га прорежено на 35—40 %. Семян не хватит на 20 % запланированной площади по району, а по колхозам — 5 %. Колхозов — 36, неблагополучных — 8 сел.

3. Богуслав. План посева яровых — 66 752 га, из них 9 тыс. га усадьбы. Колл[ективизирован] 71 % площ[адей], погибло озимых 7684 га, главным образом пшеница. На 14 мая посеяно 21,3 %, в том числе единоличниками 7,1 %. План посева бурака 10 311 га, в том числе индивидуальниками 2 тыс. га, зас[еяно] 10 %.

Лошадей на осень было 14 тыс., на 1 апреля осталось 7364, из них трудоспособных 54 % с нормовой6 выработки от 20 до 40 %. В районе есть две МТС, 72 трактора + 14 совхозовских, кроме того, прибывает еще 15 шт. тракторов. Запланировано коров для работы 400 шт. В районе 77 колхозов, из которых продпомощь оказана 72. В с. Медвин ни одна лошадь не работает. Возможен посев 4 тыс. га.

4. Им. Петровского (Ржищево). План посева яровых — 40 520 га. Коллективизация 92 %, единоличники — 5436 га. На 14 мая включительно посеяно 12 030 га. План бурака — 12 937 га, посеяно колхозами — 13,5 % и совхозами — 112 % 7. Подг[отовлено] глуб[окой] пахоты было 6347 га.

В районе есть две МТС, 58 тракторов, из них 36 «Интера», 50 % общего числа не работает, лошадей в районе есть 6386, из них 3198 работает при 30 % загрузке от нормы. С 1 февраля по 20 апреля пало 900 шт., и с 20 апреля по 12 мая — 472 шт. Озимой пшеницы погибло 2342 га (вредители), жита — 132 га, т.е. 12 % площади. Пересевать нечем. Продпомощь не получена. Колхозники уезжают сотнями. Случаи убийств, самоубийств, грабежей, голода. В тяжелом положении красные партизаны.

5. Корсунь. План посева яровых — 32 524 га. Коллективизация 92 %. Посеяно на 14 мая включительно 36 %. План бурака 9600+300 га высадок посеяно и 225 га колхоз. + 500 совхозы кончили8.

Из 27 старых тракторов работает только 16, грузовиков нет, работали всего 10 дней. Лошадей осталось 5306, из них 2880 работает. Во время посева 1 тыс. шт. пала. 13 мая в лесу пало 170 шт. (после дождя без легких). Совхозы дали 300 волов. Озимой пшеницы пропало 5200 из 18 тыс. плана, было планом задано 4 тыс. га без предшественников. Из 48 колхозов 10 нуждаются.

6. Шпола. План посева яровых — 50 тыс. га. Коллективизация — 92 %. Посеяно на 15 мая 16 тыс. га. План бурака — 18 тыс. га, подготовлено земли было 42 %, посеяно всего 2200 га, из них совхозы — 1400 га.

На осень лошадей было 9 тыс., осталось на 10 мая 4300 с нормой выработки 10—15 %, во время посева 1 тыс. шт. пала. Для работы поставлено 280 коров. В районе две МТС, 74 трактора + 25 и + 18 буксиров. Из 38 колхозов лишь 3 обрабатывают землю своим тяглом. По хлебозаготовкам «взято» 59 % валового сбора. Исключено 2200 колхозников. Погибло озими 3345 га, оставшаяся поражена. Семян не хватит на 10—12 тыс. га.

7. Звенигородка. План посева яровых — 33 тыс. га. Коллективизация 72 %. Посеяно 15 мая 19 %. План бурака 7300, из них 1300 един[оличниками] посеяно и 630 га9. Было с осени подготовлено 63 % земли.

МТС в составе 29 тракторов, из них 6 «Фордзонов», 3 не работают. Лошадей на 10 мая 3200. С осени погибло 2 тыс. шт. Коров поставлено 600 шт. для легких работ. Колхозов — 31, всем дана продпомощь. Высадки бурака выкапывают. Поставлена охрана из ЛКСМУ.

8. Тальне. План посева яровых — 69 500 га.

За последние 2 месяца лошадей погибло 1500 шт. из числа 9 тыс., из оставшихся работает 40 %, кроме того, поставлено для работы 800 коров. Озимых погибло 1100 га из площади в 28 тыс. га. Колхозов 65, из них 40 дается продпомощь. 8 сел, или менее, благополучных. Семян по району не хватает на 12 тыс. по единоличникам.

9. Буки. План посева яровых — 67 340 га, в том числе 21 тыс. га един[оличных], засеяно 12,5 [тыс.] га — 17,8 %. План посева бурака — 12 220 га. Посеяно на 12 мая 1039 га. Лошадей в районе 10 тыс. шт., а работает 2,5 тыс. на легких работах, во время посева плана 1 тыс. шт. В прошлом году было 13 тыс. шт.

10. Лысянка. План посева яровых — 34 800 га. На 15 мая посеяно (без огород[ов]) 19 %. План посева бурака — 8400 га, было подготовлено земли 65 %, посеяно 407 га.

МТС не дано. В последнее время прибывают трактора, 27 шт. уже прибыло, но без магнето. Лошадей в районе 4800, а работает только 1 тыс. Поставлено для работы 400 коров. 800 га посеяли под сапку.

11. Черкассы. План посева яровых — 26 500 га. Посеяно 12,1 тыс. га. План бурака 1200 га, пос[еяно] 327, ост[альная] земля под водой.

На 1 января лошадей 6300 шт., осталось на работе 1100 шт., на 1 мая 2 тыс. га озимой пшеницы погибло из 4 тыс. га посева. Семян на пересев нет. 31 сельсовет, из них 4-5 «тяжелых».

12. Била Церква. План посева яровых — 58 800 га.

75 % наличных лошадей вошь заедает. Вероятен недосев 10—12 тыс. га. Колхозы перемолачивают солому и сейчас.

13. Жашков. План посева яровых — на 15 мая посеяно 23 %.

Джерело: http://www.history.org.ua

середа, 3 квітня 2013 р.

Культурна революція в Росії


Як створити образ ворога?

Сергій РУДЮК, історик

Підручники історії Росії формують україноненависництво у свідомості учнівської та студентської молоді Російської Федерації
Першого вересня мільйони учнів та студентів Російської Федерації прийшли у навчальні заклади і розгорнули свої підручники, зокрема з історії Росії. У них вони знайдуть відомості не тільки про минуле народів, що проживають в межах РФ, але й про історію своїх сусідів, які нині живуть в незалежних державах. Ці відомості залишаться в пам’яті читачів назавжди, бо підручник — це один із небагатьох засобів масової інформації, який «працює» на десятиліття. Як стверджують науковці: «...образ інших народів або власний образ, який живе в нашій душі, залежить від того, як в дитинстві нас навчали історії. Це закарбовується на все життя».
Який же образ українського народу та його держави формують у свідомості багатонаціональної учнівської та студентської молоді Російської Федерації підручники історії, схвалені федеральним міністерством освіти ?
Так, згідно з офіційним російським курсом історичної освіти і науки:
1. Археологічні культури кам’яного віку, мідного віку (Трипільська культура) і бронзового віку розвивалися «у південних районах Євразії», а отже, належать і російській «євразійській» культурі.
2. Скіфська і «скіфоподібні» культури VII — IV ст. до н. е. на території Південно-Східної Європи були лише західною частиною великої «скіфо-сибірської» культурно-історичної спільноти і «є складовою російської культури».
3. Сучасні росіяни належать до східнослав’янського етносу, який у VI — VII ст. виділився з єдиної слов’янської етнолінгвістичної спільноти та у VIII ст. складався із 13 племінних союзів на території від Карпат до Уралу.
4. Східнослов’янський етнос у ІХ ст. утворив «давньоросійську» державу Київська Русь.
5. Київська Русь — це «початковий період» Російської держави (ІХ—ХІІ ст.)
6. В епоху Київської Русі «сформувалися основи російської духовності, мови, культури» в цілому.
7. Особливістю давньоруської (в значенні — давньоросійської) держави була її поліетнічність. Внутрішню єдність забезпечували держава і православ’я.
8. Епоха Давньоруської держави з центром у Києві змінилася на період російської державної роздробленості (ХІІ—ХІІІ стст.). Утворилося близько 15 незалежних держав. Однак зв’язок між російськими землями зберігся «завдяки спільній вірі, мові та праву».
9. Продовженням Київської Русі «стало Володимиро-Суздальське князівство», а згодом — його «спадкоємець» Московське князівство (ХІV — поч. ХVI стст.). До Москви з Києва «перемістився» державний і церковний центр російського народу.
10. Головним завданням зовнішньої політики Росії у ХVIІ ст. стало «збирання» українських та інших земель, які колись входили до складу Древньої Русі (Росії).
11. Назва «Україна» виникла наприкінці ХII ст. для позначення давньоруських (давньоросійських) земель, які безпосередньо межували із степом (термін вживається в значенні «окраїна»).
12. Українська «народність» сформувалася у ХV — ХVI ст.
13. Всеукраїнська Рада в Переяславі під керівництвом Б.Хмельницького у січні 1654 р. прийняла рішення про «возз’єднання» України з Росією.
Причини «возз’єднання»:
— релігійна та етнічна «спільність» російського та українського народів;
— їхнє «спільне» історичне минуле і спільна боротьба із зовнішніми ворогами;
— конкретно-історичне становище середини ХVIІ ст., коли для України збереження незалежності здавалося нереальним і доводилося вибирати «менше зло», тобто возз’єднуватися з «близькою за культурою і вірою» Росією, яка обіцяла ще й внутрішню автономію;
— возз’єднання відповідало інтересам Росії.
14. Спроби «гетьманів-зрадників» І.Виговського, М.Дорошенка, І.Мазепи відірвати Україну від Росії «не здобули підтримки» переважної більшості українського народу, який виступав проти них.
15. Діяльність російських правителів Петра І і Катерини ІІ мала «позитивне значення» для України: захист українського народу від економічного гноблення козацької старшини і грабіжницьких нападів турецько-татарських феодалів.
16. Проголошення у 1918 році незалежності України було «проявом сепаратизму», «не відповідало інтересам» українського народу і «не мало» всенародної підтримки.
17. Українська Центральна Рада підписала у 1918 році «ганебний» Брестський мир, унаслідок чого німецькі війська «окупували» Україну і «грабували» хліб в селян.
18. В Україні у 1918—1920 роках відбулася «громадянська» війна, яка завершилася «закономірною» перемогою Радянської влади над «зрадниками» українського народу — націоналістами.
19. Війська Петлюри чинили в Україні «єврейські погроми».
20. Червона армія у 1918—1920 роках «визволила» Україну.
21. У результаті «союзу українських націоналістів із Польщею» у 1921 році Західна Україна була «тимчасово втрачена Росією».
22. Голод 1921 року в Україні стався «внаслідок посухи».
23. 30 грудня 1922 р. відбувся I з’їзд Рад СРСР, на якому повноважна делегація України «затвердила» Декларацію про утворення Союзу РСР і «підписала» Союзний договір.
24. Голодомор 1933 року «не був геноцидом» українського народу, бо:
— голодом були вражені окремі райони Росії і Казахстану;
— в Україні голодували не тільки українські селяни, але й представники національних меншин, а також:
— голод відбувся внаслідок посухи;
— голод відбувся внаслідок помилок, допущених низовими органами влади під час проведення колективізації;
— голод був Божою карою для українців за участь у атеїстичних кампаніях влади.
25. Сталінські репресії 1930-х років завдали шкоди не стільки цивільному населенню, як Червоній армії, що напередодні вибуху ІІ Світової війни втратила значну частину досвідченого командного складу.
26. Пакт Молотова — Ріббентропа «був вимушеним, але необхідним» для підготовки до відбиття майбутньої німецької агресії актом.
27. 17 вересня 1939 року Червона армія «визволила» (як пам’ятаємо — «тимчасово втрачену Росією» у 1921 році) Західну Україну.
28. 22 червня 1941 року Німеччина «несподівано і віроломно» напала на СРСР.
29. Причина воєнних невдач Червоної армії влітку 1941 року полягає «у багатократній перевазі німецьких збройних сил у людях, техніці та озброєнні, застарілій техніці та озброєнні Червоної армії, раптовості нападу Німеччини».
30. Населення України «одностайно» піднялося на боротьбу з німецькими окупантами і «масово» вступало в ряди радянських партизанів й підпільників. Лише невелика частка населення (особливо на територіях, возз’єднаних із Радянським Союзом перед війною) «пішла на співробітництво» з окупантами.
31. Українські націоналісти «перебували на службі німецьких окупантів». Чимало з них «служило в німецькій воєнізованій організації СС», визнаної пізніше Нюрнберзьким трибуналом злочинною.
32. Керівники Організації українських націоналістів, зокрема С.Бандера, А.Мельник, Р.Шухевич, «були агентами німецької розвідки».
33. У червні 1941 року українські націоналісти зі складу батальйонів «Нахтігаль» і «Роланд» у Львові «влаштували масові розстріли» польської та єврейської інтелігенції.
34. Українські націоналісти «брали участь у геноциді євреїв» на території України, зокрема в Бабиному Яру (Київ).
35. Українські націоналісти «здійснювали геноцид поляків, чехів, циганів, вірменів та українців на Волині та в Галичині» у роки ІІ Світової війни.
36. Українські націоналісти під командуванням «німецького орденоносця» Р.Шухевича знищили білоруське село Хатинь.
37. Ув’язнення лідера українських націоналістів С.Бандери в німецькому концтаборі було зроблено з метою «приховати його співробітництво з гітлерівцями».
38. Українські націоналісти були «найжорстокішими катами» в’язнів німецьких концтаборів, передусім євреїв.
39. Українська повстанська армія створена «за допомогою німецької окупаційної влади», яка дала націоналістам зброю та інструкторів.
40. Українська повстанська армія «не воювала проти німецьких окупантів».
41. Червона армія у 1943—1944 роках «визволила» (знову ж таки «тимчасово втрачену Росією у 1941 — 1942 роках») Україну.
42. Українська повстанська армія «стріляла в спину» Червоній армії-визволительці.
43. Вирішальну роль у перемозі СРСР над Німеччиною відіграла «єдність радянського народу».
44. Вояки Української повстанської армії — це «бандити, кримінальні злочинці».
45. Вояки Української повстанської армії «безпідставно і жорстоко вбивали» відряджених зі східних областей УРСР до Західної України вчителів, агрономів, інших спеціалістів.
46. Після 1945 року оунівці з корисливих мотивів «стали на службу до американської та англійської розвідки».
47. Більшість населення Західної України «підтримало Радянську владу в боротьбі проти націоналістів».
48. Голод 1946 — 1947 років в Україні «був наслідком посухи».
49. РРФСР була «основним донором» економічного развитку післявоєнної УРСР.
50. Радянський Союз хоч і не був демократією, але він був «орієнтиром і прикладом» кращого, справедливого суспільства для мільйонів людей в усьому світі.
51. У розпаді СРСР винні «зрадники та зовнішні сили».
52. Незалежна Україна — це «неприродне державне утворення, приречене на швидку загибель».
Я утримаюся від власних коментарів щодо вищесказаного. Зате наведу дуже влучну, як на мене, оцінку діям російських істориків білоруського дослідника Вадима Деружинського: «По примеру старой российской историографии и официальной советской историографии современная российская историография никак не может принять концепцию независимого развития украинского народа, его самостоятельного государственного существования в прошлом. Ибо в таком случае следовало выкинуть на свалку истории пресловутые «исторические права» России на Украину, отказаться от концепции «единства исторических судеб» русского, белорусского и украинского народов, которые в прошлом и сейчас тоже преподносились российскими идеологами в виде некой дивной «троицы общерусского характера».
Пришлось бы также отказаться от тезиса о якобы «справедливых войнах», которые вела Россия с целью «собирания русских земель в едином русском государстве». Эти войны автоматически становились захватническими.
Признание самостоятельности в историческом развитии Украины способствовало бы росту национального самосознания и отделению украинцев от России. По этой причине русская дореволюционная и советская историография не признавала Киевскую Русь державой украинского народа. Соответственно термины «Россия», «российский» советские историки вслед за Карамзиным, Соловьевым, Ключевским применяли не только к Московии, но и к Киевской Руси. То есть воровали наследие Киевской Руси у украинцев и присваивали его себе.
В итоге была создана крайне примитивная концепция истории Украины. Она гласила, что в прошлом украинский народ никогда не имел ни своего государства, ни своей самостоятельной истории».
Подання в російських шкільних та вузівських підручниках історії давньоукраїнської Київської княжої держави (популярно — Київської Русі) як, начебто, початкового етапу історії Російської держави, невизнання Голодомору 1933 року геноцидом українців, заперечення справедливого і правомірного характеру збройної боротьби українського національно-визвольного руху проти іноземних, у тому числі й російських, загарбників свідчить про фактичне невизнання Російською Федерацією незалежності України, є порушенням чинних українсько-російських міждержавних угод про дружбу й добросусідські відносини, а також міжнародних зобов’язань Російської Федерації, зокрема в галузі права війни, є замахом на суверенітет і територіальну цілісність України і служать розпалюванню українофобії та міжнаціональній ворожнечі як на території Російської Федерації, так і в Україні, сусідніх із нею державах Європи, скрізь, де проживають українці і куди сягає інформаційний вплив Росії.
У цивілізованих країнах вирішенням проблемних питань відносин із сусідніми державами займаються передусім зовнішньополітичні відомства цих країн. Вони пильно відслідковують шкідливі дії іноземних держав, повідомляють про них вище керівництво своєї країни і, за його дорученням, здійснюють заходи дипломатичного характеру з метою нейтралізації загроз у зовнішньополітичній сфері. На жаль, схоже, працівники МЗС України не цікавляться змістом підручників історії Росії і безпардонним шельмуванням у них українців та Української держави на шкоду міжнародному іміджу нашої держави. Не пригадую, щоб за двадцять років незалежності України керівництво Росії отримало б від нашого зовнішньополітичного відомства бодай одну ноту протесту проти антиукраїнського змісту підручників історії Росії, освячених авторитетом Російської академії наук і міносвіти Російської Федерації.